Главная
Турнир поэтов
Турнир бардов
Конкурс художников
Жюри
Премии
Библиотека
Галерея 2017
Гости Фестиваля

ГАЛИНА КРЁТЭНЬИ

Лозанна, Швейцария

ПОЭТ, МУЗЫКАНТ, ПРЕПОДАВАТЕЛЬ
 
В Лозанне — с начала 90-х.
Дважды финалист Международного фестиваля «Пушкин в Британии», финалист и призёр международного фестиваля «Эмигрантская лира» (Бельгия)
и фестиваля Международной Гильдии Писателей «Русский Стиль» (Германия).
Обладатель Серебряной Арфы Давида, приза «Песнь Песней» и премии Российского культурного центра в Тель-Авиве (Фестиваль «Арфа Давида», Израиль)
 
 
***
 
Мир в огне нелюбви,
дым застил горизонт,
пыл безумен и зол.
Ослеплённого зов
не спасёт, отрезвив, —
мир в аду нелюбви.
Мир во тьме нелюбви,
шлёт ловушки с небес
разорения бес.
Там, где разум исчез,
поселяется вий, —
мир в бреду нелюбви.
Мир в плену нелюбви,
столько краденых лиц
в маски взял василиск.
Зев пожара велик,
горстью дождь не лови, —
мир в дыре нелюбви.
Мир в сетях нелюбви,
бьётся время в часах.
Светляками впотьмах
тлеют искры в стихах, —
словом благослови
мир в слепой нелюбви…
 
 
Париж 13.11.
 
Горели на улицах лишь светофоры…
Обрушился смерч, обжигает напалм,
и небо упало на раненый город,
обыденный день разрубив пополам.
В безмолвии приговорили к разлуке.
Деревья раскинули ветки-кресты.
На облаке луч лавой вспыхнул. В округе
ноябрьский сад превратился в пустырь.
Оставшихся — тысячи. Осиротевшим
в тяжёлом кувшине нести пустоту,
и ждать — вдруг «проснёшься»? ...
вдруг время утешит,
исчезнет из воздуха вязкая ртуть.
 
 
XX век
 
…Бога отменили —
Джугашвили обожествили.
Культ разоблачили —
«Призрак» приручили.
Коммунизм сломали —
«Запад» на пьедестале.
Не восстали, устали,
Уповать перестали
На Спаса для всех нас.
Спаси хоть кто-нибудь.
— Спас?..
 
 
***
 
          Безвременно ушедшим поэтам
       (даже если они не писали стихов)
 
Как заблудившийся болид,
осколком рваным боль влетела.
Душа бесплотная болит
острее видимого тела.
Висит на кончике пера
и ничего не весит слово,
а жизнь, твоя ещё вчера,
от помысла чьего-то злого,
неважно, друга ли, врага,
умышленного ли, слепого,
вошла в чужие берега,
стирая контуры былого
и поворачивая странно:
Не вспомнятся нужда, тюрьма,
затянется на теле рана.
Ну а душа сойдёт с ума,
от мимолётного обмана,
от фразы, выроненной вскользь, — 
всегда врасплох, всегда так рано.
Слова как пули, бьют насквозь.
В душе сквозняк — она взлетела,
стряхнув земную скорлупу.
Вдогонку пуля ищет тело,
когда душа готова в путь…
 
 
***
 
Её назвали Любовь,
любили и любовались.
Увидев её, любой
оглядывался, улыбаясь.
А он был глухонемой
в любви, и слегка ослепший,
но верил, — с Евой земной
всё просто: возьмёшь и слепишь.
Бывает наоборот,
пожалуйста, сколько хотите,
по парку гуляет кот,
вы у него спросите.
Он скажет, — который год
скитаясь по белу свету, —
любовь хозяина ждёт,
как пёс. А хозяина — нету.
 
 
Население
 
Семь миллиардов персонажей,
на фоне замерших пейзажей —
стоп кадр, сценический портрет.
Играют бенефис артисты
в театре будней,
без статистов.
В финале проигравших нет.
Семь миллиардов одиночеств,
в кругу похожих лиц и отчеств,
потомков одного ребра, —
нет двойников,
в привычной стае
у близнеца — душа чужая.
Природы древняя игра.
Семь миллиардов «мирозданий»:
тел, ощущений и сознаний
парадоксальная шкала.
Познать себя — наук не хватит,
поймал ответ,
а он некстати
исчез в обманных зеркалах.
Семь миллиардов «водоёмов»,  
среди раздольных окоёмов —
дождей болтливые следы,
и плещутся,
в котором веке,
в земле и в каждом имяреке,
три четверти живой воды.
Семь миллиардов воплощений
любви, — 
и авторов забвений,
разладов, склочной суеты.
По траектории астральной
летит квартирой коммунальной
Земля,
в избытке красоты…