Главная
Турнир поэтов
Турнир бардов
Конкурс художников
Жюри
Премии
Библиотека
Галерея 2017
Гости Фестиваля

МАРИНА СТАРЧЕВСКАЯ

Ришон ле-Цион, Израиль

ПОЭТ, ДЕТСКИЙ АВТОР, ЮМОРИСТ
 
Израильский преподаватель электроники.
Член трёх писательских организаций МТО ДА (Международное Творческое Объединение детских авторов), Союза русскоязычных писателей Израиля и МГП (Международной Гильдии Писателей).
Автор книжек и аудио-книжек для детей и для взрослых. Победитель конкурсов русской поэзии на фестивалях «Арфа Давида – 2014» в Израиле и «Русский Stil – 2015» в Штутгарте.
Лауреат и победитель международного конкурса «Новые сказки – 2015» и «Новые сказки – 2016» в номинации «Стихи для детей».
Диплом гран-при и кубок международного фестиваля литературных изданий «Редкая птица – 2015».
Звание «Золотое Перо Руси – 2016» в номинации детская поэзия.
 
 
Неудачливое Зло
(для детей)
 
Часто жаловалось Зло,
Что ему не повезло,
Только вышло на площадку —
Сразу выбило стекло!
 
И бормочет мрачновато:
— Может, я не виновато?
 
Каждый месяц, день за днём,
Все ведут борьбу со Злом:
Кто тычком, а кто рогаткой —
Говорят, что поделом!
 
Неудачливое Зло
Разозлилось и ушло.
И Добро с собой в охапке
По пути уволокло.

И теперь, по недогляду,
Зло с Добром гуляют рядом.
 
 
Луковое горе
(для детей)
 
Кто ревёт на лестнице в тёмном коридоре? —
Папино и мамино луковое горе.
Кол по географии, два по физкультуре —
Мама нос повесила, папа нервно курит…

Я же метко целилась, напрягая руку,
А попала в тренера по стрельбе из лука.
Все мишени целые — он кричит: «Мазила,
Ты ж на карте Африки Замбию пронзила!»

Я в десятку целилась с девяти саженей,*
Это школе выдали мелкие мишени.
Если ваша техника сильно устарела,
Так не ставьте Африку в области обстрела!

* — Сажень 2,16 м.
 
 
Боброта
(боброговорка для детей)
 
Над бревном бобры мудрят,
Ладят избу для бобрят —
Знак на указателе:
«Для боброжелателей!»
 
 
Мой глупый ангел...
 
Мой глупый ангел на рассвете,
Оставив тёплую постель
И мысли о прошедшем лете,
Бежит за тридевять земель.

Летит над рощей просветлённой
По струйкам горького дымка,
И смотрят лужи удивлённо
Сквозь линзы тонкого ледка.

Одна, без ангельской охраны,
В начале нынешней зимы
Я до пасхального нисана*
Подамся к дьяволу внаймы.

И там на дьявольской турбазе
Я стану плакать, охмелев,
Писать стихи и безобразить,
И в бар летать на помеле.

*месяц нисан — начало весны
 
 
Возвращение
 
Сминая день, смещая оси,
Лечу в Москву, в сырую осень,
В смешенье лиц, наречий, наций —
Вертеть башкой и удивляться:

Студентам, тычущим в мобильный,
Соплячкам с психикой лабильной,
Спортсмену башенного роста
С душой неловкого подростка,
Казашке в полушубке лисьем…

Подслушивать чужие мысли,
Быть незаметным эпизодом
В метро, в подземных переходах,
Бродить по выставкам и скверам,
Хворая от погоды скверной...

Потом за чаем в самолёте,
Сидеть, как повесть в переплёте,
Глядеть на снежные офорты…

А после из аэропорта,
Вываливаясь в летний вечер,
Самой себе противоречить:
Бранить жару, терпеть простуду,
(Какая есть, другой не буду.)

И дома спрятать под диваном
Сомненья вместе с чемоданом.
 
 
Ноябрь, пейзаж
 
Туманы в клочья разрывая,
Звенят тяжёлые трамваи.
В заторах над сырым асфальтом
Клаксоны жгут грудным контральто,
Желтеют мокрые окурки,
Чернеют шарфики и куртки…
И в горле голого бульвара
Першит бензинным перегаром.

А я, пальтишко засупонив,
Ищу тебя на этом фоне...
Но радость с каждой нашей встречей
Всё меньше, и гораздо мельче.

И в лужах зябко стынет рябь.
Ноябрь.