Главная
Турнир поэтов
Турнир бардов
Конкурс художников
Жюри
Премии
Библиотека
Галерея 2017
Гости Фестиваля

ФАИНА СУДКОВИЧ

Афула, Израиль

ПОЭТ, АВТОР И ИСПОЛНИТЕЛЬ ПЕСЕН
 
Родилась в Ленинграде (ныне С-Петербург ). Место остальной жизни в России — Москва.
Была участником поэтического семинара К. Ковальджи при журнале «Юность» и московского клуба «Поэзия».
В 1993 году поменяла местожительство на город Афула на Святой земле.
Активно занимается авторской песней в дуэте с Катей Удаль — Дуэт СУДоКУ.
Обладательница ГРАН-ПРИ Шестого Международного конкурса русской поэзии имени Владимира Добина (Израиль).
Заняла 3 место на Супертурнире «Поверх барьеров» на фестивале «Пушкин в Британии – 2012».
В составе Дуэта СУДоКУ стала призёром 3-его и 4-ого Интернет-Конкурса Грушинского фестиваля авторской песни в номинациях «Видео» и «Дуэты».
 
 
Про меньшее из зол
 
Одето в краденый камзол
чужой удачи,
блефует меньшее из зол
и карты прячет.
А в них то правда без прикрас,
то небылицы,
то ложь во благо — про запас,
авось сгодится.

Узлы гордиевы в узор
судьбы вплетая,
жирует меньшее из зол
и расцветает,
и гнёт своё, чтоб на излом —
душа и тело.
Оно хоть меньшее, но зло.
Такое дело.

Мы сами выбрали его,
себе переча.
Пугливо наше естество
и узкоплече.
Нам что ни день, то жить пора
добрей и чище,
а мы упрямо от добра
добра не ищем.

И только меньшее из зол
искать не надо,
оно натасканной борзой
крадется рядом
и гнёт своё, чтоб на излом -
душа и тело.
Оно хоть меньшее, но зло.
Такое дело.

За что ж нам так не повезло
ходить по краю,
где с двух сторон добро и зло
в войну играют?
Нам жизнь для подвига мала.
И ждёт героя
тот мир, где вдруг не хватит зла
для нас с тобою.
 
 
Я родила себе
 
Я родила себе игрушку.
Я не умела с ней играть
И всё, что пела ей на ушко,
Писала в толстую тетрадь.
Я строчки гладью вышивала,
Рифмуя жизнь одну — с другой,
Над колыбелькой колдовала,
Парила радугой-дугой.

Игрушка хлопала, как в бубен,
По переполненной груди
И улыбалась ртом беззубым
Всему, что будет впереди.

Игрушка, мальчик мой чудесный,
Учил меня счастливым снам.
Его игрушечные песни
Весь мир будили по утрам.
В его игрушечных объятьях
Я проводила день-деньской,
Боясь случайно разорвать их
Своей всамделишной тоской.

Я, подражая кукловодам,
Учила мальчика ходить.
Мы шли гуськом, не зная брода,
К тому, что будет впереди.

…Я родила себе сыночка.
Я научилась с ним играть.
Давно исписана до строчки
Моя заветная тетрадь.
А в детской спит без колыбельных
Забытый заяц–супермен,
И блики радуги на стенах
Дрожат от ветра перемен.

Как ветер в люльке ни баюкай -
Не удержать, не упредить.
...Мой сын ведёт меня за руку
К тому, что будет впереди.
 
 
Московская осень
 
Кленовые звезды в зелёной траве.
И синее небо в кленовой канве.
А ветер — на север, а птицы — на юг.
И осень, и осень, и осень вокруг.

Три первые ноты из радужных гамм
Цветастым аккордом слетают к ногам,
Сбиваются в стаи, свивают круги
Из красно-оранжево-желтой пурги.

Шуршат и мои заглушают шаги.

Шаги — в неизвестность. Слова — невпопад.
А хочется сердцем нырнуть в листопад
И плыть в окруженье летящей листвы
По улочкам старой, любимой Москвы…

Московская осень. Густое вино
Горчит ароматом, забытым давно,
И тешит свободой непрожитых лет
От бывшего счастья и будущих бед.
 
 
Половинки

Ты — за черных, я — за красных.
Ты — за добрых, я — за злых.
Наши прения напрасны,
Только трения от них.
Ты — за тех, кто безупречен,
Я — за хитрых и лгунов.
Из таких противоречий
И рождается… любовь.

Ты — за матушку Природу,
Я — за батюшку Прогресс.
Ты воюешь за свободу,
Я — за личный интерес.
Ты — велик в своём наиве,
Я мелка в твоей тени.
Не уйти нам в перспективе
От любовной западни.

Что ж ты, милый, смотришь грустно?
Я честна перед тобой.
Как коварно наши чувства
Нас ведут в незримый бой!
Сколько в этом поединке
Копий сломано в тиши...
Мы с тобою — половинки
Неразгаданной души.
 
 
Диетическое…
 
Сажусь на диету.
Не то чтоб толста.
Но надо бы к лету
избавиться всё же
от пышного тела
(в отдельных местах),
чтоб выглядеть в целом —
стройней и моложе.

Такая программа:
за пару недель
три тысячи граммов
уходят послушно,
под стоны желудка
в мечтах о еде,
о жареной утке,
бифштексах и плюшках.

        Сгущаются краски
        в голодную тьму!
        Холодной Аляской
        дрожит холодильник.
        Я в запахах пищи,
        в их сладком дыму,
        как праведник нищий
        средь яств изобильных…

Проходит неделя,
как тягостный сон.
Тоску по еде я
водой заливаю,
и песни о вечном,
со мной в унисон,
трубит моя печень,
пока что живая.

Какая интрига!
Считаю часы
до сладкого мига
без гречневой каши,
когда с недоверьем
покажут весы,
насколько теперь я
стройнее и краше.

      Так грянем, подруги, Победную трель!
      Споём буги-вуги во славу Диеты!
      Худая корова — ещё не газель.
      Но толстой корове не верится в это…
 
 
Просто выходной
 
Неужто завтра выходной!
Совсем чуть-чуть побыть одной,
Открыть глаза и беззаботно встретить утро…
Вдыхать кофейный аромат,
Молчать и слушать птичий гвалт,
И улыбаться тайному чему-то.

Устроить маленький бедлам
И, вместе с пылью по углам,
Развеять все печали и тревоги,
И с отражений в зеркалах
Стереть обиды, боль и страх,
А также — скучный образ недотроги.

Как лёгок день, как невесом...
И нет нужды держать фасон,
Казаться безупречной и прекрасной.
И можно просто быть собой
— Весёлой, грустной и любой —
Весь день, покуда солнце не погасло.

Пусть будет день для пустяков,
Для только начатых стихов,
Для музыки, что прежде не звучала.
Пусть будет просто выходной —
Часок-другой побыть одной,
Чтобы назавтра всё начать сначала…